Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Как русские пришли в Рудный Алтай

Как русские пришли в Рудный Алтай

05.05.2013

Актуальные темы

Территория Алтайского края долгое время была нейтральной полосой

Научный сотрудник лаборатории исторического краеведения Алтайской государственной педагогической академии Вадим Бородаев рассказывает о том, почему русские долгое время не могли заселить Алтай, как нашли медные руды, и когда появился первый медеплавильный завод.

Трудный путь на юг

Русские пришли в Сибирь в конце XVIвека – начали строиться Тюмень, Тобольск. В 1598 году в устье реки Ирмень, на берегу Оби русский отряд разгромил войско хана Кучума. В 1604 году был заложен Томск. После этого русские продвигались дальше и дальше на восток и за 40 лет дошли до Тихого океана. А на юг, куда гораздо ближе и где, к тому же мягче климат, лучше земля, пройти не смогли.

На юге Сибири обитали кочевники – подданные Джунгарии, государства западных монголов-ойратов. Территория современного Алтайского края была самой далекой периферией этого западно-монгольского государства. Граница ойратов с Россией никак не обозначалась на местности, не было никаких письменных договоров, но при этом продвинуться на юг и занять территории, населённые подданными Джунгарии, русские быстро не могли.

Первая попытка была предпринята в 1618 году – на берегу Томи построили Кузнецкую крепость. В 1632 году из Томска послали отряд построить крепость в устье Бии. Казаки плыли вверх по Оби на судах. Где-то в районе нынешнего Барнаула их корабли были обстреляны из луков местным населением. После недолгих переговоров отряд повернул назад. В общем, территория современного Алтайского края долгое время была недоступна из-за противодействия кочевого тюркского населения и монголов-ойратов.

Но из Кузнецка, поднимаясь по реке Кондоме, русские служилые люди выходили в район Телецкого озера и в бассейн реки Бии, где оседло жили предки нынешних северных алтайцев: кумандинцы, тубалары, челканцы. Уже в 1620-е годы эти жители Алтайских гор стали данниками русского царя, начали ежегодно платить ясак – налог мехами. Одновременно с них по-прежнему собирали дань и джунгары.

Русские пытались проникнуть на юг Сибири не только по Оби, но и по Енисею, где жили енисейские кыргызы, достаточно воинственный народ. В отличие от кочевавших вдоль Оби теленгетов, которые пытались ужиться с русскими, кыргызы постоянно воевали. Но в начале XVIII века ситуация резко изменилась. В 1703 году джунгарский правитель приказал увести кыргызов к себе за Иртыш. Воспользовавшись ослаблением позиций монголов на Енисее, русские в 1707 году построили Абаканский острог. Тогда же появилось распоряжение поставить острог на слиянии Бии и Катуни. В 1709 году из Кузнецка отправился отряд, который построил Бикатунскую крепость. На следующий год монголы ее сожгли, потому что считали эту землю исконно своей. Очередную, удачную, попытку предприняли только в 1718 году. А в 1717 году примерно там, где современный Новоалтайск, была поставлена Белоярская крепость. Параллельно строилась цепочка крепостей по Иртышу. После этого джунгарский правитель, не хотевший конфликтов с Россией, отозвал к себе и теленгетов, кочевавших в Кулундинской степи. К весне 1719 года территория опустела, и в этот вакуум началось продвижение русских, но не военных, а промысловиков, которые занимались охотой и бугровали – грабили древние курганы.

Слово и дело Степана Костылева

В 1719 году прибывшая из Томского уезда по берегу Оби, а затем по Алею самостийная экспедиция крестьянина-промысловика Степана Григорьевича Костылева нашла алтайские руды. В древности они разрабатывались открытым способом, так что остались ямы, карьеры, разносы. На отвалах было немало позеленевшей от времени руды.

Костылев собрал образцы руд и предъявил их томскому коменданту. Комендант не поверил, что в руде медь и велел бить Костылева кнутом – тот был крестьянин и не имел права самовольно покидать уезд. Костылев пошел ва-банк, заявил «слово и дело государево», после чего был этапирован в столицу. В мае 1720 года он был допрошен в Приказе тайных дел, оттуда образцы руды направили в Берг-коллегию, которая руководила горнорудной промышленностью. Там руды проплавили и выяснили, что они содержат феноменально много меди.

Это было очень важное открытие: шла Северная война и меди не хватало. Раньше металл для чеканки монеты и литья пушек покупали в Швеции, с которой теперь воевали. Чтобы отливать пушки приходилось даже снимать церковные колокола.

Костылева оправдали и отправили домой, снабдив бумагой, которая предписывала ему дальше искать руды. В 1723 году новая экспедиция под руководством сына Костылева Якова собрала образцы руды для повторной проверки. Похоже, в состав экспедиции входили и сибирские старообрядцы, которые отвезли образцы руды Никите Демидову, известному уральскому и тульскому заводчику. А Яков Костылев представил образцы в Сибирское горное ведомство, расположенное на Урале, в Екатеринбурге.

Руководитель Сибирского горного ведомства генерал Геннин написал в Берг-коллегию, что нужно осваивать новый рудный район. Необходимо было решить, кто возьмет на себя риски – либо государство, либо какой-то частный заводчик. Не будем забывать, что хоть тюрки и покинули территорию, эти земли де-юре еще не принадлежали России. Это была как бы нейтральная полоса.

Берг-привелегия Акинфия Демидова

В 1725 году умерли Петр I и Никита Демидов, который был хорошо знаком с императором. Во главе уральских и тульских предприятий Демидовых стал сын Никиты Акинфий. Он был человек очень опытный, грамотный, но не имел связей при дворе. Кроме того, у Демидовых не было никакого статуса, а в России статус всегда важен.

Акинфий поехал в столицу. В январе 1726 года он смог встретиться с императрицей Екатериной Iи поднёс ей алтайские образцы. Промышленник просил разрешения копать и плавить алтайские медные руды и как-то определить его государственный статус. Встреча прошла удачно, в феврале 1726 года Акинфий получил берг-привелегию – право на добычу руды и строительство заводов. Кроме того, род Демидовых возводят в дворянство – на их гербе изображаются рудоискательские лозы и горный молот.

Кстати, когда в 1726 году в столице проплавили привезенную Демидовым руду, оказалось, что в одном из образцов содержится свинец. Мастер Иван Шлаттер пошел дальше и выяснил, что в свинце есть небольшая доля серебра. То есть, еще до того, как Демидову разрешили строить на Алтае заводы, государство уже знало, что в алтайских рудах содержится серебро.

Первый завод

Акинфий Демидов на Алтай никогда не приезжал. Уже в 1726 году он отправил сюда своих приказчиков.  Они увидели совершенно пустые, незаселенные земли. Рабочих рук брать было негде. Приказчики поехали в Томск и Кузнецк нанимать работников, местная администрация помогла им собрать крестьян. Уральское горное начальство послало на Алтай гиттенфервальтера (заводоуправляющего), горного офицера Никифора Клеопина. В 1727 году на речке Колыванке (сейчас она называется Локтевка) началось строительство плавильных печей. В исторической литературе это первое демидовское предприятие названо Колыванским ручным заводом, поскольку воздух в печи подавался вручную, как в кузнице. Много меди таким способом выплавить было невозможно.

Необходимо было ставить завод как на Урале – с плотиной и гидросиловыми установками. Но Колыванка – речка очень мелкая. Никифор Клеопин верно определил, что водных запасов Колыванки для круглогодичной работы металлургического предприятия не хватит. Весной 1728 года он выбрал новое место для строительства завода – на речке Белой. Рядом с ней нашли рудник и назвали его Воскресенский. Такое же имя получил первоначально и новый завод. А в Тобольске горное начальство стало называть его Колывано-Воскресенским. Это название использовалось до начала XIХ века.

В одну из летних ночей 1728 года строители лишились почти всех лошадей: табун угнали казахи-кочевники. Без коней работы продолжать было невозможно. Стройка возобновилась лишь в 1729 году под охраной прибывшего из Томска отряда. Осенью того же года демидовский Колывано-Воскресенский завод дал первую медь, началось промышленное производство. Это был еще грязный металл, содержащий большое количество примесей. Его отправляли на Урал и там доводили до нужной кондиции.

Для получения чистой меди требовалось провести несколько плавок, значит, нужно было иметь достаточное количество древесного угля, а проблемой Колывани была нехватка леса. Демидов как-то узнал, что на Томи (в районе Кузбасса) есть выходы каменного угля, которые еще в 1722 году описал немецкий путешественник Даниэль Мессершмидт. Акинфий Никитич просил Берг-коллегию разрешить добывать уголь, очевидно, надеясь использовать его для плавки руды. Но в то время ни один плавильный завод не работал на каменном угле, и разрешения Демидову не дали.

Довольно быстро пришли к пониманию, что нужно строить новый завод – там, где много леса. Сначала выбрали устье речки Бобровки на правом берегу Оби, но оказалось, что там нельзя поставить плотину из-за того, что место низкое. И тогда остановились на устье Барнаулки. От идеи сплавлять руду по реке вскоре отказались – оказалось, что проще возить на подводах. Так возникли Змеиногорский тракт, Барнаульский завод, а с ним и Барнаул. Но это уже совсем другая история.

ПОЛИТСИБ.РУ



Теги: Русские, Алтай, граница, завоевание, освоение, история

Возврат к списку


Ваше имя:
Смайлики
С улыбкой  Шутливо  Широкая улыбка 
Здорово  Печально  Скептически 
Очень грустно  Со злостью  Удивленно 
Смущенно  Поцелуй  Вопрос 
Восклицание  Идея 
Загрузить изображение:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений Символы на картинке:

*Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl + Enter.